Взгляд из-за брони
БМП-3 пока рано отправлять на покой

Спешу оговориться сразу: я не являюсь «экспертом по бронетехнике», более того, даже не имею желания стать им. Дело в том, что среди так называемых «экспертов», пишущих о том, «как плоха наша БМП» или «какая БМП нужна России», я вижу ученых мужей, внимательно изучающих опыт мирового и отечественного танкостроения, знающих все о наших, американских и израильских боевых машинах.

Борис КОРОТКОВ

Но знающих все это только лишь по научным статьям и теориям друг друга. Я же отношусь к другой категории – категории практиков, тех, кому волею судьбы пришлось не статьи в журналах штудировать, а ночами изучать «Техническое описание и руководство по эксплуатации». А утром вместе с механиками-водителями, наводчиками-операторами и старшим техником роты приводить вычитанное ночью, придуманное на этой основе в бессоннице и увиденное под распахнутыми люками, «шиферками» и «поликами» к единому знаменателю. Я горжусь тем, что за четверть века службы в Вооруженных Силах неплохо освоил эксплуатацию и БМП-1, и БМП-2, и БМП-3. Причем приходилось из них выжимать все, на что они были способны не по ТТХ, а по своему фактическому состоянию. Другими словами, я офицер, имеющий большой опыт эксплуатации этих машин в реальных условиях войн и конфликтов.

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО С «ЛАСТОЧКОЙ»

Мое знакомство с БМП-3 и служба на этих машинах оказались немного нелепыми. В училище (Омское ВОКУ) нас учили на БМП-2 и БТР-80, а в войсках первой машиной, которую мне пришлось осваивать и эксплуатировать, оказалась БМП-3. Позже, в Северо-Кавказском военном округе, перешел на БМП-2, а затем пришлось воевать на БМП-1 и машинах на ее базе. Потом снова БМП-2 и, наконец, родная ласточка – «троечка».

В училище на кафедре вооружения и стрельбы нам преподавали состав вооружения БМП-3, но все по плакатам и стендам. Видеть саму машину можно было стоя в карауле в парке учебных машин да при ее выходе на полигон, когда БМП-3 проносилась мимо строя курсантов по танковой дороге. Уже тогда обращало на себя внимание то, как машина идет по неровностям – корпус буквально плывет в воздухе, и лишь опорные катки отрабатывают все ямы, выбоины и кочки.

И вот, после выпуска и первого лейтенантского отпуска, назначение в 228-й мотострелковый полк 85-й мотострелковой дивизии в Новосибирске – там состоялось мое первое личное знакомство с БМП-3. Командир роты Саша Ложкин, выпустившийся годом раньше из моего же училища, привел меня в парк боевых машин и, показав на технику, буднично произнес: «Вот эти три машины – твои. Бояться их нечего – там все просто, как три копейки». В первый раз даже несколько жутковато было подходить к этому чуду инженерной мысли, которое, по словам преподавателей в училище, было напичкано электроникой на уровне космического корабля.

Но после того, как мы вместе полазили 20-30 минут по БМП-3, все как-то незаметно встало на свои места. Правильно мудрые люди говорят: «Глаза боятся, а руки делают». Уже все тумблеры и кнопки стали нажиматься в нужной последовательности, стали понятны и просты все операции, необходимые не только для запуска двигателя, но и для перевода вооружения в боевое положение, для прицеливания и ведения огня. Половину всех манипуляций, которые на БМП-2 приходилось выполнять при помощи отвертки и специального крюка, «троечка» просто взяла на себя. Даже немного обидно стало – для чего четыре года тренировались выполнять на скорость процесс загрузки боеприпасов и заряжания орудия, для чего руки сбивали в кровь, когда надо только опустить конец ленты в приемный рукав и нажать кнопку.

По плавности хода БМП-3 на голову превосходит «двойку».

После первой встречи наступила пора работ в парке, подготовки техники к полевому выходу, в ходе которой и состоялось плотное знакомство с «ласточкой». Большим преимуществом было то, что все командиры отделений, наводчики-операторы и механики-водители не просто закончили учебное подразделение, но и были там сержантами и инструкторами. Немалую помощь в освоении техники оказывали и заводские бригады, постоянно работавшие в полку. Не буду однако подробно пересказывать историю своей службы. Перейдем к делу.

БМП-3 С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРАКТИКА

Эксперты от прессы твердят: экипаж важней железа, а у БМП-3 огромный недостаток – двигатель сзади, а не спереди, как у M2 Bradley, других западных БМП или танка «Меркава», на которых двигатель является дополнительной защитой для экипажа и десанта. Можно сколь угодно рассуждать о преимуществах тяжелой БМП – уровень защиты, огневая мощь, в одном строю с танками… А, может, стоит начать от печки, от своей, русской печи? Для чего нужна БМП Российской армии? Для выполнения задач, определенных предназначением ВС РФ. Думаю, что с этим согласятся все.

Тогда давайте для начала сравнивать те условия, в которых должны выполнять задачу наши мотострелковые войска, а не Армия обороны Израиля или ВС США. В Конституции, Военной доктрине и других руководящих документах ВС РФ указано, что наша армия должна защищать страну от внешней агрессии и участвовать в контртеррористических операциях на территории РФ, а также для участия в миротворческих миссиях согласно международных договоренностей России в рамках ООН.

Следовательно, основным театром военных действий для ВС РФ, а значит и для БМП, будет являться территория России и прилегающих к ней государств. Исходя из характеристик географических зон нашей Родины, надо признать, что нам нужна именно плавающая БМП, способная без подготовки преодолевать водные преграды, а тяжелая БМП таковой быть не может.

Армии обороны Израиля на ее ТВД с малым количеством рек не нужны плавающие БМП. Пехотные (моторизованные и механизированные) части армии США имеют на вооружении БМП M2 Bradley, изначально имеющую ограниченную плавучесть. В последнее время ВС США ведут боевые действия в основном в песках, и дальнейшее ухудшение свойств M2 Bradley по самостоятельному преодолению водных преград в следствие усиления бронирования не является для них существенной проблемой.

У нас же, от Днепра и до Уссури с Амуром, вся территория лежит между водоразделами и руслами рек.

Хочу спросить у сообщества экспертов: кто из вас водил БМП-1 (БМП-2) и БМП-3? И не пробный круг по парку или по выровненной дорожке директрисы на полигоне, а хотя бы по старому разбитому танкодрому, по которому уже месяца три-четыре носились танки, БМП, МТЛБ и САУ. Даже не буду спрашивать про вождение по отрогам Терского хребта, про подъемы на «серпантины» перевала Харами и Чуйскому тракту, про грязь рисовых «чеков» под Энгель-юртом и глину под Новогрозненским и Аллероем. Кто стрелял из штатного вооружения и стрелкового оружия из десантных отделений этих машин?

Ответ предвижу один – никто.

А задаю я этот вопрос вот почему: тот, кто водил БМП с передним расположением МТО (БМП-1, БМП-2) и БМП-3, знает разницу между ними.

Если мотострелки предпочитают ехать на броне, то открытые люки десантного отделения БМП-3 превращаются в дополнительную защиту.

Любой, даже малоопытный механик-водитель знает, как «мотают» своим носом «копеечка» и «двоечка», как надо вертеть машину, чтобы она на «нырке» не поймала носом яму, а то ведь можно и амортизаторы пробить, и торсионы с балансирами раскидать вдоль дороги или вообще «поймать дельфина» – нырнуть в лужу с головой.

Пересев на БМП-3, сразу ощущаешь, что на ней центровка и балансировка, благодаря переносу двигателя в корму, резко изменились в лучшую сторону, а применение в конструкции ходовой части двойных торсионов еще больше улучшили ходовые качества машины.

Хорошая плавность хода БМП-3 облегчает жизнь не только механику-водителю, но и наводчику-оператору, которому теперь не надо искать паузу между прыжками и нырками, он может вести огонь практически в полигонных условиях, даже при движении по кочкам, ямам и ухабам. Не стабилизатором единым жив наводчик-оператор.

Еще одним доводом оппонентов БМП-3 является расположение десанта и необходимость полностью открывать верхнюю кормовую проекцию машины с высадкой десанта поверх двигателя.

Что ж, посмотрим на это с точки зрения практики.

Во-первых, десант расположен весьма комфортно для совершения длительных маршей – практически в центре масс БМП, а это означает, что мотострелков не мотает, как в БМП с передним расположением двигателя, где они располагаются на длинном конце рычага. Спросим у рядового мотострелка: «Каково, тебе, сынок, на марше в сотню километров летать в «десанте» вперемешку с вещмешками, оружием и соседями»? Кроме того, мотострелки быстро смекнули, какую пользу для себя можно извлечь из подножек, ручек и дверей с люками на корме машины. На первом же показном тактическом учении, которое мы проводили для членов военного совета округа, удивился, когда солдаты, при преодолении прохода в минно-взрывных заграждениях, не побежали за машиной по гусеничным колеям, с трудом угадываемым на сухой земле, а тут же вскочили на подножки, уцепились за ручки и проехали проходы за кормой машины, прикрываясь ее броней. Скорость преодоления минного поля оказалась в три раза выше, чем при прохождении его в пешем порядке за машиной, риск оступиться и наступить на мину снизился практически до нуля.

Во-вторых, выход через двигатель ничуть не труднее, чем через тесные кормовые дверцы или аппарель.

В-третьих, в условиях локальных конфликтов в горно-лесистой местности, например, в Чеченской республике, когда мотострелки предпочитают ехать на броне, а не внутри машины, открытые люки десантного отделения превращаются в бронеборта своеобразного открытого сверху бронекузова.

Некоторые критики БМП-3 ставят в упрек создателям машины то, что пехотинцы, выполняющие роль наводчиков курсовых пулеметов, должны высаживаться под огнем противника через верхние люки, расположенные в передней части машины.

Чтобы ответить на эту претензию, надо коснуться таких понятий, как вместимость десантного отделения, оргштатная структура (ОШС) мотострелкового отделения и тактика ведения наступательного боя.

БМП-3 создавалась в советское время под мотострелковое отделение ВС СССР. Согласно штата в него входили: командир отделения – командир боевой машины (КО-КБМ), наводчик-оператор (НО), механик-водитель (МВ), пулеметчик (П), стрелок-гранатометчик (СГ), стрелок – помощник гранатометчика (СПГ), старший стрелок и стрелок. Итого – восемь человек в составе отделения.

Чтобы курсовые ПКТ стали средством уничтожения противника, механиков-водителей надо учить стрельбе из них.

Десантное отделение свободно вмещает в себя пять человек, хотя в нем без каких-либо проблем могут расположиться и шесть десантников. Боевое отделение – два человека (КО-КБМ и НО). Отделение управления – три человека. Всего – 10 человек. Свободными остаются два места в машине.

В ВС РФ количество личного состава в мотострелковом отделении то уменьшалось, то увеличивалось, но никогда не превышало восьми человек.

Перехожу к тактике. Существуют два вида наступления – на подготовленную оборону и на неподготовленную оборону противника.

При ведении наступления на подготовленную оборону личный состав спешивается и атакует в пешем порядке при поддержке БМП.

При ведении наступления на неподготовленную оборону предусматривается ведение наступления без спешивания мотострелков.

После прорыва обороны противника – даже при нынешних взглядах на ведение боевых действий, всеми ведущими странами особое внимание уделяется опережению противника на путях отхода с задачей недопущения его организованного отступления и организации обороны на промежуточных рубежах. Вот здесь мы и будем суммировать наши ОШС и техническую вместимость с тактикой.

При наступлении на подготовленную оборону противника весь десант располагается в десантном отделении и лишь экипаж занимает свои места через верхние люки башни и отделения управления. Места наводчиков курсовых пулеметов остаются свободными, а сами курсовые пулеметы ставятся на стопора и переходят под управление механика-водителя.

Если же наступать предстоит на более слабого противника – без спешивания, то на первый план выходит огневая мощь боевой машины. Вот в этом случае и нужны курсовые ПКТ с раздельным управлением ими.

В ходе преследования противника и его опережения с выходом на промежуточные рубежи, важной характеристикой боевой машины является способность ведения огня вперед и во фланги без спешивания десанта. В данном случае курсовые пулеметы и возможность ведения огня стрелками через амбразуры становятся не менее важными, чем огонь башенной установки.

Не знаю, есть ли сейчас другие БМП, у которых имеется такая комфортная возможность вести огонь из стрелкового оружия через бортовые амбразуры, или нет, но то, что эта возможность у БМП-3 на голову выше, чем у БМП-1и БМП-2, – это точно.

Помню, как выполняли упражнение стрельб из стрелкового оружия из десантного отделения БМП-1. Было чудом, если удавалось в узенький застекленный сектор прицельно выпустить очередь в пляшущую перед глазами мишень – о ходовых качествах БМП-1 и БМП-2 я уже говорил.

Устанавливая в первый раз автомат в бойницу БМП-3, я удивился тому, что здесь нет окошка для прицеливания и наблюдения за целью. Оказалось, что в этой машине солдату нет необходимости целиться, прижимаясь к автомату, для этого предусмотрена прицельная марка в смотровом приборе стрелка ТНПО, которая двигается туда, куда поворачивается оружие мотострелка. Пятиминутное упражнение в движении, и перекрестие прицельной марки в круге прочно стало удерживаться на выбранном предмете. Сочетание двойных торсионов, задней центровки и размещения десанта в районе центра масс машины обеспечивает ведение эффективного огня без необходимости удерживать одновременно и оружие, и цель в поле зрения на одной линии с глазом.

Главный калибр БМП-3 – 100-мм орудие 2А70.

Неудобно стрелять лишь через кормовую бойницу: для того чтобы открыть из нее огонь, пулеметчику нужно проползти в туннель, в темноте на ощупь подготовить оружие к бою, после чего вести огонь в этой тесноте. Но в каких случаях понадобится стрелять через кормовую бойницу? Разве что в условиях окружения машины с десантом внутри. Другими словами, эта бойница нужна на крайний случай, когда уже будет не до тесноты и темноты.

Однако основным вооружением БМП является, конечно, орудие в башне.

Сейчас много спорят о том, какое вооружение более подходит для машин такого класса. Есть мнение, что нужно остановиться на 30-40 мм, есть мнение о необходимости усиления пушечного вооружения до 57 мм или даже об установке танковых орудий. Можно много рассуждать на эту тему, но вариант, сочетающий в себе мощное 100-мм и скорострельное 30-мм орудия, уже давно создан – это боевой модуль «Бахча».

100-мм орудие 2А70, являющееся также пусковой установкой ПТУР, имеет в своем боекомплекте осколочно-фугасные снаряды (ОФС) и противотанковые управляемые ракеты. На переключателе типа баллистики имеется положение «Р-100». Мало кто знает, что оно предназначено для осуществления воздушного подрыва снаряда на подлете к цели. Это позволяет бороться с живой силой противника, находящейся на обратных склонах высот, в оврагах, за стенками и в окопах, а также вести эффективный огонь по воздушным целям.

Для того чтобы охарактеризовать отличные характеристики системы управления огнем БМП-3, расскажу опять же случай из своей практики. Однажды, во время ночных стрельб на контрольных занятиях моему сержанту сообщили с вышки, что у него получилось два перелета за оценочный габарит (выполнялось упражнение стрельба сходу из 100-мм орудия по орудийному расчету, мишень – орудийный щит и 5 ростовых фигур). Тот обозлился на проверяющего и прямо в эфир выдал: «Третьим снарядом выношу подъемник!» Начальник полигона знал, что это значит и возопил: «Не надо!» Потом, когда поехали смотреть результаты стрельбы, выяснилось: две болванки прошили щит по центру, а третья ударила прямо под основание мишени, переломив стойку.

На БМП-3 параллельно со 100-мм орудием установлена 30-мм пушка 2А72. Она, в отличие от более известной 2А42, перезаряжается за счет длинного хода ствола. Это не только уменьшает загазованность в боевом отделении машины, но и создает больший эллипс рассеивания снарядов в полете, что позволяет более эффективно вести огонь по скоростным низколетящим воздушным целям.

Энергия этого орудия такова, что длинная очередь способна остановить на полном ходу танк Т-80. Можно представить себе, что будет внутри танка при подобном «торможении». О наличии каких-либо приборов наблюдения, целеуказания, управления стрельбой, активной защиты машины или зенитной пулеметной установки после такого «ливня» можно и не говорить – башня становится похожей на свежевыбритый череп.

Теперь о ПТРК. ПТУР на БМП-3 запускается через орудие – пусковую установку. На БМП-1 и БМП-2 с ПТРК «Фагот» или «Конкурс» для подготовки ПТУР к пуску надо было высовываться наружу, вставлять пусковой контейнер в направляющие и потом, оторвавшись от основного прицела, вести ракету к цели. В БМП-3 ракету надо лишь дослать в канал ствола, наведение осуществляется через основной блок-прицел. Единственное преимущество у предыдущих машин в сравнении с «тройкой» состоит в том, что в них была предусмотрена возможность выноса ПТРК из машины и работы с переносной пусковой установки. Это не повредило бы и БМП-3.

Через кормовую бойницу БМП-3 стрелять действительно неудобно. Но и нужна она лишь на крайний случай.

В заключение краткого обзора вооружения машины хочу остановиться на курсовых пулеметах ПКТ.

Да, механику-водителю проблемно управлять машиной и вести прицельный огонь из пулеметов в ходе боя, но на остальных машинах и этой возможности нет. Сколько раз бывало так, что механик-водитель видит цель, а стрелки в цепи ее не наблюдают, в то время как наводчик–оператор занят уничтожением другой цели, так что – оставить противника необстрелянным? Даже просто очередь в направлении цели – это уже целеуказание, а также срыв прицельного ведения огня противником. Не так-то просто спокойно прицелиться, когда по тебе два пулемета стреляют.

Однако два курсовых ПКТ – это не просто средство психологического воздействия на противника, а в первую очередь средство его уничтожения. Механиков-водителей надо учить стрельбе из курсовых пулеметов. Следовательно, надо вводить в программу обучения и в курс стрельб соответствующие упражнения и вырабатывать методику обучения такой стрельбе.

Вернемся теперь к вопросу компоновки БМП-3 и попробуем разобраться, насколько сильно влияет переднее расположение двигателя на уровень защиты экипажа и десанта.

У БМП-3 в носовой части расположен топливный бак с перегородками и поплавками, гасящими колебания топлива, протектированные стенки которого воспрещают его детонацию. Этот бак, в случае пробития брони, примет на себя все, что прилетело спереди в машину.

Если вместо топливного бака разместить двигатель и защищать экипаж его ценой, насколько это продлит жизнь людей? Машина, потерявшая вследствие попадания в двигатель подвижность и электроснабжение всех цепей питания приборов и управления вооружением, обречена жить на поле боя всего несколько секунд.

БМП-3 с пробитым топливным баком, пусть даже потерян кто-то из членов экипажа, сможет и за себя постоять, и выйти из-под удара, и закрыть дымами себя и свой десант. Именно повышение живучести БМП, ее способность продолжать «огрызаться» до последнего позволяют сохранить жизни людей, а не сомнительный выигрыш нескольких секунд ценою жизни машины.

ПРОБЛЕМЫ БМП-3 – ЭТО ПРОБЛЕМЫ ВСЕЙ РОССИЙСКОЙ АРМИИ

За время службы я слышал много нареканий на БМП-3 и от офицеров, но когда спрашивал их, сколько они на ней прослужили, то выяснялось, что ни один из них не имел счастья даже познакомиться с машиной. Все разговоры об излишней сложности БМП-3 и неприспособленности к ремонту в полевых условиях базируются на словах кого-то со стороны. Эти разговоры ходили даже у нас в училище на рубеже 1980-1990 гг. Однако я не слышал от офицеров 228-го мотострелкового полка нареканий на сложность; механики-водители, которые призывались из колхозов и из шахт, копаясь в двигателях, не говорили о том, что ее невозможно отремонтировать. Солдаты срочной службы вполне успешно осваивают машину, просто их надо учить этому, учить в учебных подразделениях, учить каждодневно в частях, учить и воспитывать. Машина, одновременно с простотой, требует детальной подготовки личного состава для ее эксплуатации и применения по боевому предназначению. Тогда она и покажет себя во всем блеске стали и огня.

Из 326 случаев выхода из строя БМП-3, зафиксированных за два года в 19 омсбр, почти 99% – это неисправности, возникшие в ходе эксплуатации по вине личного состава, а довольно большая часть претензий вообще не подтверждается при проверке ремонтными бригадами: зачастую свое неумение и недостатки в подготовке личный состав просто пытается переложить на машину.

У машин раннего выпуска приемо-передатчик дальномера был расположен над стволом и после каждого марша приходилось проводить его выверку.

А что же мы хотим, когда учебных подразделений, готовящих специалистов по обслуживанию и ремонту БМП-3, уже нет, ремонтных подразделений в штатах бригад не осталось (только подразделения обслуживания), в штате мотострелковой бригады даже нет аккумуляторщика, хотя первое место в перечне неисправностей занимают именно севшие аккумуляторные батареи, не говоря уже о том, что в училищах до сих пор курсантов учат на БМП-2 и БТР-80. Когда делал фотографии для этого материала, спросил у лейтенанта о его впечатлениях от машины. В ответ услышал: «Не знаю пока – в училище мы ее не изучали, а здесь я всего раз ее по кругу провел летом и все». А ведь вопрос свой я задал ему уже зимой.

С одной стороны избавили армию от несвойственных ей задач – отдали весь ремонт техники заводским структурам, но с другой стороны – этим самым мы лишили солдата ежедневного общения с машиной, изучения не стенда в классе, а живой, закрепленной за ним техники со всеми ее индивидуальными особенностями. Механик-водитель превратился в обычного ездока, не способного ни на что, кроме как давить на педали и крутить штурвал.

Ведь нет более действенной технической подготовки, чем собственноручный ремонт вверенной техники под присмотром специалиста, но и должности старших техников перешли в разряд сержантских. А кто сейчас сержант? Сержант – это тот же «срочник», прослуживший от полугода до года и так же, как и все остальные, не имеющий опыта войскового ремонта машины. Из кого тогда растить старших техников, если все ремонтные работы выполняют заводские бригады?

Машины с течением времени выходят из заводского гарантийного обслуживания, а личный состав их ремонтировать не умеет – вот к чему привело увлечение аутсорсингом.

В свое время мне пришлось командовать сводным взводом учебных машин, а потом и сводной ротой учебных БМП-3 на полигоне в Шилово. Задачей этих подразделений фактически были ремонт, восстановление и подготовка машин учебно-боевой группы к занятиям.

И первое, что мне пришлось делать – это учиться у механиков-водителей и артмастеров. Это уже потом я сам мог, не залезая в двигатель, подсказать любому солдату, что у него сломалось и что надо сделать, а поначалу я сам учился. Да, я это говорю, ничуть не стесняясь, – я учился у солдат и сержантов, советовался с прапорщиками и офицерами, надоедал вопросами ребятам из заводских бригад. Не вижу в этом ничего постыдного. Но обратите внимание – учился у солдат и сержантов срочной службы, а не у профессиональных военнослужащих по контракту, а это уже говорит об их уровне подготовки.

Как и у любой другой машины, у БМП-3 есть свои слабости и недостатки. А кто-нибудь сможет мне показать машину без них?

Суть наших основных претензий к конструкции машины заключалась в том, что приемо-передатчик дальномера был установлен над стволом орудия, из-за чего после каждого марша при подготовке к стрельбе (ведению боя) приходилось проводить его выверку.

Однако уже сейчас в бригаде идет замена БМП-3 с прежним расположением прибора на машины, у которых приемо-передатчик перенесен на броню башни справа от орудия.

Изначально в конструкцию БМП-3 была заложена возможность изменения клиренса, но механизм оказался слаб и постоянно выходил из строя, поэтому его сначала заблокировали, а потом и вообще сняли. Так до сих пор машина и не получила нового механизма изменения клиренса (МИК). А ведь его наличие способствует повышению точности огня на пересеченной местности, улучшению проходимости и повышает возможности по скрытному расположению за элементами рельефа местности или ландшафта, а вкупе – повышает огневые способности и выживаемость машины на поле боя.

С учетом пожеланий военных у более новых БМП-3 приемо-передатчик перенесен.

Не отработан до сих пор режим работы механизма заряжания (МЗ) 100-мм орудия 2А70, именуемый «серия», который позволяет досылать в канал ствола очередной снаряд без дополнительного нажатия кнопки МЗ. Дело в том, что при работе в этом режиме у механизма заряжания лапки захвата снаряда выбивает внутрь, что приводит к задержке стрельбы. Более того, до сих пор не решен вопрос – а нужен ли вообще этот режим? На мой взгляд, можно легко обойтись и без него, а в некоторых случаях режим «серия» может оказать и медвежью услугу, когда срочно необходимо произвести выстрел не тем снарядом, который уже автоматически дослан в орудие. В войсках, по крайней мере, им вообще не пользуются.

С другой стороны радует, что произошли изменения в системе ручного перезаряжания 30-мм пушки 2А72 – изменились в лучшую сторону расположение механизма и его рукоятка.

Однако механизм заряжания орудия стоит далеко не на первом месте в перечне неисправностей БМП-3. Тут в числе лидеров все же стартер, частота выхода которого из строя по тем или иным причинам опережает даже неисправности в ТНВД или гидро-объемной передаче (ГОП).

Есть и другие мелкие технические детали, которые иногда ставили в тупик личный состав, например, под двигателем располагаются два патрубка, идущих от масляного бака и от бака с охлаждающей жидкостью. Доступ к ним возможен через технологический лючок, но расположены они так, что для замены маслопровода сначала надо разъединить патрубок системы охлаждения и слить охлаждающую жидкость, а уж потом заниматься заменой маслопровода.

Но весьма радует то, что Курганский завод прислушивается к мнению из войск и постепенно доводит машину, постоянно улучшает ее, устраняя неприятные моменты, даже если это просто расположение переключателей, тумблеров или приборов. Например, было неудобно, не отрываясь от прицела, действовать переключателем баллистики на блок-прицеле наводчика-оператора. Сейчас на машинах ставят обновленный блок-прицел, с него снят переключатель типа баллистики и перенесен на левую сторону погона башни так, чтобы солдат мог легко его найти и переключить не отрываясь от обзора поля боя. У основания блок-прицела появился перископ с более широким полем обзора, чем у прицела.

Был раньше и такой недостаток – при длительном нахождении машины без заводки двигателя масло перетекало в цилиндры двигателя, что при недостаточной подготовке механика-водителя приводило к гидроудару. На нынешних образцах БМП-3 стоит уже реверсивный масляный насос, который сначала откачивает масло в бак, а уж потом нагнетает его в систему – угроза вывода двигателя из строя по этой причине практически ушла в прошлое.

Единственное пожелание, которое сейчас высказывают в беседах наводчики-операторы из числа военнослужащих по контракту к конструкторам и производителям: «Дайте нам прицел помощнее – с большей дальностью ведения огня, орудие позволяет вести огонь на большую дальность, а прицел ограничивает эту возможность. Дайте прицел наподобие танкового».

Новое руководство МО РФ приняло решение об увеличении количества часов, отводимых на техническую подготовку, а также о восстановлении в структуре бригад ремонтных подразделений. И это уже положительный момент, а то заводские бригады вынуждены устранять даже такие неисправности, как: утечка масла из ГОП; течь охлаждающей жидкости из термостата; отвернут концевой выключатель угла заряжания; отогнут концевой выключатель люка; перегорел предохранитель.

А ведь почти четверть списка неисправностей занимают именно такие ничтожные детали, которые любой механик-водитель в состоянии сам исправить при условии, что он этому обучен. Попробовал бы раньше кто-то из механиков-водителей заикнуться о том, что ему для замены предохранителя нужны специалисты от завода. Его, как минимум, подняли бы на смех. Что в боевых условиях и на марше для этого тоже будем ждать представителей завода?

Случаев выхода из строя БМП-3 действительно много, но давайте разберемся в причинах этого.

Первое – это, как я уже и говорил, низкий уровень подготовки личного состава и отсутствие каждодневной практики в обслуживании и эксплуатации техники.

Второе – возросшая интенсивность проведения занятий с практическим выполнением упражнений по вождению машин. Но ведь низкая техническая грамотность личного состава никуда не исчезла! При этом отсутствует необходимое техническое обслуживание в ходе эксплуатации БМП учебно-боевой группы (УБГ). Их попросту гоняют в хвост и в гриву до тех пор, пока они не начинают рассыпаться, а взамен «убитых» машин ставят технику уже боевой группы, которую ждет та же участь.

Третье – одновременно с содержанием техники учебно-боевой группы, в частях содержат подразделения противодействия терроризму, ротные и батальонные тактические группы, что особенно актуально для соединений и частей Северо-Кавказского (Южного) военного округа. Помимо того, что вся техника этих подразделений должна быть технически исправной, так в ней еще и нельзя содержать машины УБГ, а отсюда вытекает необходимость перезакрепления машин для укомплектования тактических групп – перетасовки техники между подразделениями. Когда на машине сидит временщик, то трудно ожидать от него должного отношения к вверенной ему технике. Не моя – не жалко. Отсюда и появляются необслуженные аккумуляторные батареи, неподтянутые дюриты, сгоревшие и незамененные предохранители, отогнутые и отвернутые концевые выключатели, течь масел и жидкостей, которые приводят потом к заклиниванию двигателя или пролому маски башни, незакрытые лючки и пробки в днище машины, из-за которых машины тонут во время плава. А ведь БМП-3 первой партии пришли в бригаду отнюдь не с завода, а из частей Московского военного округа, где эксплуатировались еще с 1990 гг. Именно они и выходят из строя в первую очередь.

Но разве это вина машины? В первую очередь это вина и недостатки людей, принимавших такие решения.

И как ремонтировать технику, как ее поддерживать в нужном техническом состоянии, когда нужны запасные части, а их нет? Ведь кто-то должен следить за потребностью подразделений в запчастях, заказывать их в довольствующих органах, вести учет неисправностей, выполненных работ и замененных деталей. Но из всей технической части в бригаде остался лишь начальник бронетанковой службы – это тоже следствие «оптимизации системы управления» в войсках. Его одного не хватает на то, чтобы быть одновременно в парке боевых машин, в хранилищах техники подразделений, в пункте технического обслуживания и ремонта с заводской бригадой, на полигоне и в полевом парке, а также еще и в кабинете, чтобы выполнять рутинную бумажную работу.

Если продолжать перечислять все, что оказывает крайне негативное влияние на образ машины, то боюсь, что получится статья не о самой БМП-3, а о проблемах армии.

В машину заложен огромный модернизационный потенциал. В частности, она легко вписывается в систему сетецентрического управления – достаточно снабдить ее подходящими средствами приема и обмена информацией, навигации и телекоммуникации. Внутреннее пространство БМП-3 позволяет все это разместить.

Уже разработаны 100-мм управляемый выстрел повышенного могущества с увеличенной дальностью стрельбы, неуправляемый 100-мм выстрел с осколочно-фугасным снарядом повышенного могущества и увеличенной дальностью стрельбы и 30-мм бронебойно-подкалиберный снаряд повышенного могущества. Лишь отсутствие прицела не позволяет увеличить дальность прицельной стрельбы ракетой «Аркан» до 5500 м, а 100-мм ОФС – до 7000 м.

Давно есть наработки и по повышению защищенности БМП-3: ее можно оснастить и динамической защитой, и системой активной защиты, и генераторами помех дистанционным средствам подрыва.

Если нужна единая база для размещения различных систем вооружения, то БМП-3 прекрасно справится и с этим. На ее базе уже разработаны ПТРК «Хризантема», СПТО «Спрут», БРМ «Рысь». Но на БМП-3 вполне можно разместить вооружение «Ноны» и «Вены», зенитные комплексы различной конфигурации, пакеты направляющих РСЗО.

Может быть, уже появилась такая отработанная база, которая превосходит и базу БМП-3 и зарубежные машины такого класса? Отнюдь. «Курганец» пока пребывает в стадии разработки.

Попытка перевести БМП на колесный ход изначально обречена на провал, поскольку колесная база уступает гусеничному движителю по проходимости. Этот вариант приемлем для действий в аравийских и азиатских песках, но никак не в условиях нашей грязи, глины и дорожных направлений, заменяющих сами дороги.

Вот и напрашивается итоговый вопрос: а не рановато ли мы отказываемся от машины, которую даже не до конца узнали, в угоду новому, но пока не апробированному проекту? Может быть, стоит для начала загрузить промышленность заказами на модернизированную БМП-3 с повышенным уровнем защищенности и приспособленную для ведения боя днем и ночью в условиях современной войны? Тогда и для доводки новой БМП, опережающей все существующее в мире, будут время, средства и возможности. Нужно только дождаться мнения военной науки о том, для чего и какая боевая машина пехоты нужна ВС РФ, а дальше, думаю, за конструкторской мыслью дело не станет.


 

НОВОСТИ

Военнослужащие ракетного соединения Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Приморском крае, приступили к практическому освоению оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер-М» в специализированном центре боевого применения ракетных войск и артиллерии в Астраханской области.
Холдинг «Вертолеты России» запускает серийное производство боевого вертолета Ми-28НЭ с двойным управлением.
Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» совместно с администрацией города Нижний Тагил приняла участие в XI Международной туристической выставке «Интурмаркет-2016», проходившей в Москве. На общем стенде УВЗ и Нижнего Тагила впервые презентован продукт, которым уже интересуются российские и зарубежные туроператоры – «Воентур».
В связи с выходом на завершающую стадию работ по трем крупным инвестиционным проектам (строительство двух новых заводов в Нижнем Новгороде и Кирове, а также создание Северо-Западного регионального центра в Санкт-Петербурге) Концерн ВКО «Алмаз – Антей» планирует увеличить темпы работ по целому ряду государственных контрактов, заключенных с Министерством обороны России.
Олег Сиенко, генеральный директор Научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод», отмечен за вклад в развитие российской промышленности, развитие российского транспортного комплекса и активную общественно-политическую деятельность.
Омский завод транспортного машиностроения (входит в корпорацию «Уралвагонзавод») изготовил и отправил заказчику два первых серийных экземпляра специальной пожарной машины (СПМ). Машины успешно прошли цикл испытаний и получили положительное заключение по всем параметрам.
Более 30 самоходных гаубиц 2С33 «Мста-СМ» поступят на вооружение объединения Западного военного округа (ЗВО), дислоцированного в Московской области, сообщила пресс-служба ЗВО.
Первые испытания гиперзвуковой крылатой ракеты «Циркон» морского базирования начались в России, сообщило РИА Новости со ссылкой на высокопоставленного представителя ОПК.
Первый этап контракта с Минобороны РФ на опытно-конструкторские работы (ОКР) по многоцелевому истребителю МиГ-35 завершен – эскизно-технический проект защищен и принят Минобороны, в этом году должны начаться летные испытания самолета, сообщил генеральный директор РСК «МиГ» Сергей Коротков.
Развитие российской боевой авиации стало темой совещания, прошедшего под руководством заместителя председателя правительства Российской Федерации Дмитрия Рогозина на площадке Компании «Сухой».

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС 77-22321 от 16.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100