Диалог РФ-НАТО: оценки экспертов
Взаимодействие между Россией и альянсом в перспективе будет иметь ограниченный характер

После окончания «холодной войны» прошло уже более двадцати лет. Казалось бы, за этот достаточно протяженный период должна была сложиться действенная архитектура если не глобальной, то региональной системы безопасности, по крайней мере, на европейском континенте.

Лев АБАЕВ

Сергей ЕРМАКОВ

Однако современное состояние военно-политической ситуации в мире в большей степени характеризуется неопределенностью с намечающейся негативной тенденцией к ее осложнению и росту напряженности. Растет число вооруженных конфликтов, обостряются «старые» проблемы, появляются новые вызовы и угрозы (такие, как, например, терроризм, киберугрозы и т.п.). Усиливается конкурентная борьба между основными мировыми игроками за расширение сфер влияния и доступ к сырьевым ресурсам, все чаще в международных отношениях используется военная сила. В этих условиях, как никогда, актуален анализ развития ситуации в Евроатлантическом регионе, где расположено большинство ведущих держав мира и существует множество проблем, от решения которых зависит безопасность России.

Поэтому не случайно эксперты всего мира сосредотачивают свое внимание на исследовании ситуации в Евроатлантике и изучении сложившихся здесь институтов безопасности. Появляющиеся в последнее время результаты экспертных опросов по данной проблематике предоставляют отличную возможность узнать, что же в большей степени волнует представителей экспертных, политических и научных кругов разных стран, сравнить их оценки текущей военно-политической ситуации и прогнозы на будущее. В конечном итоге это, возможно, поможет выявить те главные тенденции, которые и будут определять будущее региональной и глобальной безопасности.

В Евроатлантическом регионе не только расположены ведущие державы, но и существуют проблемы, угрожающие безопасности России.

В рамках данной статьи к детальному рассмотрению предлагаются экспертные опросы, которые проводились в ходе международных конференций, посвященных проблематике евроатлантической безопасности и организованных Российским институтом стратегических исследований в 2010-2012 гг., а также их сопоставление с результатами опроса, проведенного в 2012 г. авторитетным «мозговым трестом» США – Атлантическим советом – совместно с журналом Foreign Policy и касающегося в большей степени будущего Североатлантического союза. Хотя тема этого экспертного опроса («Будущее НАТО») была более узкой по сравнению с тематикой российских опросов, в действительности характер вопросов показывает высокую степень их корреляции, что и позволяет провести сравнительный анализ.

Целью американских и российских экспертных опросов является выяснение позиций экспертного сообщества, касающихся актуальных проблем европейской безопасности, роли НАТО в современном мире, влияния США на европейскую безопасность, а также характера и перспектив отношений между Россией и Североатлантическим альянсом.

В первую очередь представляет интерес мнение экспертного сообщества о наиболее значимых на настоящий момент проблемах европейской безопасности.

Следует отметить, что ответы российских экспертов свидетельствуют о достаточно тревожном, на их взгляд, положении в этой сфере. Наиболее значимыми они назвали проблемы военной безопасности. Более того, ряд экспертов отметили, что некоторые другие проблемы евробезопасности, в частности проблемы в гуманитарной сфере, на практике оказываются взаимосвязаны с проблемами военной безопасности, что может привести к усилению так называемых «гуманитарных интервенций».

Весьма важными (вторыми по значимости) эксперты считают проблемы в энергетической сфере. По мнению одного из опрошенных, «хотя данная проблема относится к области сотрудничества России и ЕС,  она постепенно, по «желанию» НАТО, станет камнем преткновения в отношениях блока с РФ».

Также достаточно значимыми сегодня представляются и проблемы в сфере информационной безопасности. Как отметил один из экспертов, «информационные технологии, которые постоянно совершенствуются, могут обеспечить любую катастрофу».

Интересно отметить, что американские и европейские эксперты в ходе опроса проявили не столь алармистские настроения, как их российские коллеги. Так, например, 70% зарубежных специалистов считают, что, несмотря на появление и расширение спектра новых вызовов и угроз безопасности, сегодня исчезла реальная угроза широкомасштабной войны в Европе, что, несомненно, делает современное положение стран-членов НАТО намного более безопасным, чем в годы «холодной войны».

Таким образом, можно констатировать разделение Европы на две части: страны НАТО и их партнеры, безопасность которых укрепилась, и остальные страны, безопасность которых отнюдь не повысилась, в том числе и вследствие сохранения мощного военного блока времен «холодной войны».

Подавляющее число респондентов опроса, проведенного Атлантическим советом, в качестве основной цели НАТО выбрали именно традиционную задачу коллективной обороны Европы (74,5%), а 8,5% посчитали, что и силовое сдерживание России пока еще рано снимать с повестки дня. В этом контексте определенные западными аналитиками  приоритетные цели Североатлантического союза, включающие помимо коллективной обороны еще и задачи по проведению операций вне традиционной зоны ответственности Альянса и осуществлению «глобального миротворчества» (соответственно, 37 и 24%), действительно очень близки к отмечаемой российскими экспертами тенденции придания НАТО военного измерения решению современных проблем безопасности. В этой связи интересно отметить, что 90% американских экспертов считают, что НАТО следует развивать не только оборонительный, но и наступательный потенциал в сфере кибер-безопасности.

В целом, мнение экспертного сообщества свидетельствует о том, что проблемы европейской безопасности в настоящий момент представляются достаточно острыми, а Североатлантический союз как мощная военно-политическая организация может оказать существенное влияние (как позитивное, так и негативное) на их решение. Поэтому большой интерес представляет видение экспертами Североатлантического альянса на современном этапе его развития.

Роберт Гейтс: «Будущее Альянса может оказаться туманным, если не сказать мрачным».

На вопрос «Каким вы видите НАТО в настоящий момент?» 53% опрошенных РИСИ ответили, что Североатлантический союз в настоящий момент является в первую очередь инструментом реализации национальных интересов США (в 2010 г. такой ответ дали также 53% экспертов). Комментарии в подтверждение данного тезиса достаточно красноречивы: «НАТО утратило свое изначальное предназначение и осталось инструментом американского влияния в Европе»; «это организация, созданная для прикрытия однополярности под видом многополярности», «несмотря на возникающие в ряде случаев разногласия между странами-членами НАТО, основные решения принимаются под диктовку и в угоду, прежде всего, США».

Следует подчеркнуть, что оценка роли Соединенных Штатов в Североатлантическом союзе также занимала одно из центральных мест в опросе, проведенном Атлантическим советом и журналом Foreign Policy. Однако для западного экспертного сообщества характерно смещение акцентов. Сегодня его больше волнует не вопрос «Какую роль США играет в НАТО?» (поскольку здесь существует консенсус относительно того, что эта роль в обозримой перспективе останется определяющей), а вопрос «Каково значение Североатлантического союза для внешнеполитической и военной стратегий Соединенных Штатов?».

Авторитетные западные эксперты единодушно согласились с тем, что НАТО должно продолжить свое существование, а Соединенным Штатам имеет смысл поддерживать Альянс на плаву. Более того, было выражено мнение, что даже если бы Североатлантического союза не было, то его стоило бы придумать. Однако опрошенные были не столь уверены, отвечая на вопрос о том, сможет ли НАТО адаптироваться к меняющейся геополитической и военной обстановке и кто будет основным спонсором (и на каких условиях) будущих операций, проводимых Альянсом.

Интересно отметить, что довольно существенно разошлись оценки зарубежных экспертов в отношении значимости НАТО для национальной безопасности США и европейской безопасности. По десятибалльной шкале значение Североатлантического союза для безопасности Европы было оценено достаточно высоко – в 8,5 пунктов, тогда как его значимость для безопасности Соединенных Штатов – только в 6,5 пунктов. В то же время 85% опрошенных согласились с тем, что НАТО будет по-прежнему занимать важное место в национальной безопасности всех без исключения стран-членов. Не говорит ли это о том, что НАТО предполагается экспертами не только как оборонительный союз (для Европы), но и как инструмент реализации «наступательных» целей для США?

В этой связи представляет интерес мнение российских экспертов об основных задачах НАТО в настоящее время. В первую очередь они (как и их западные коллеги) указали традиционную задачу Альянса – обеспечение военной безопасности стран-членов (65% опрошенных экспертов поставили эту задачу на первое либо второе по приоритетности место). Наряду с ней почти столь же важной, по мнению экспертов, является задача придания Альянсу глобальных функций по обеспечению международной безопасности (эту задачу на первое или второе по приоритетности место поставили 58% экспертов).  Как отметил один из них, «действия НАТО – ни что иное, как попытка заменить собой СБ ООН и его рабочий орган – Военно-штабной комитет». Примечательно, что 95% зарубежных экспертов (опрос Атлантического совета) считают необходимым расширение функций НАТО за пределами традиционной зоны ответственности. Как указал один из экспертов, «весь мир теперь – наша зона ответственности».

Одной из приоритетных, по оценкам экспертов, остается и задача обеспечения экономических интересов стран-членов НАТО. Причем, по мнению некоторых специалистов, «по мере обострения борьбы за ресурсы и рынки сбыта экономические интересы будут все более превалировать в деятельности НАТО, и блок будет становиться все более агрессивным».

Таким образом, можно констатировать, что в настоящий момент Альянс активно проводит политику существенного расширения географии своего присутствия и берет на себя функции глобального контроля.

Что касается возможных разногласий между странами-членами Альянса, то по сравнению с 2010 г. в оценках российских экспертов произошли некоторые (хотя и небольшие) изменения. Если два года назад 26% опрошенных полагали, что НАТО представляет собой организацию, в которой интересы и цели отдельных стран-членов существенно расходятся, причем в перспективе эти разногласия будут усиливаться, то в 2011 г. так ответил лишь 21% экспертов. А 22% считают, что в перспективе возможно преодоление этих разногласий (в 2010 г. такого мнения придерживались лишь 16% экспертов). Таким образом, тезис о «внутренней нестабильности» НАТО сейчас хотя и существует, но не является превалирующим в российском экспертном сообществе. Вот различные взгляды экспертов по данному вопросу: «По мере развития финансово-экономического кризиса цели отдельных стран будут расходиться, противоречия обостряться, но как блок НАТО будет еще долго существовать»; «Расхождение интересов и целей между «старой» Европой и США (т.е. основными участниками НАТО) будут возрастать по мере ускорения процесса перемещения центра геополитической игры и интересов США в АТР. Для европейцев эта игра носит посторонний характер».

Любопытно, что проблема внутренней устойчивости Альянса является актуальной и для зарубежных аналитиков. Если 38% опрошенных считают необходимым дальнейшее расширение НАТО (постепенное и продуманное), то, например, 62% экспертов даже допускают возможность сокращения стран-членов Альянса за счет «слабых звеньев» (32% опрошенных «слабым звеном» – кандидатом на исключение – считают Грецию).

Мнение российского экспертного сообщества по внутренним проблемам Альянса достаточно четко было выражено в одном из комментариев: «НАТО представляет собой организацию, в которой США в значительной степени пытаются проводить именно свою повестку, подкрепленную поддержкой некоторых ведущих европейских стран. Организацию нельзя назвать монолитной, но при этом и говорить о существенном расхождении интересов трудно, поскольку, по всей вероятности, отдельные страны-члены НАТО и организация в целом испытывают в настоящий момент трудности с определением этих интересов и целей».

В отличие от российского, западное экспертное сообщество политическим разногласиям внутри Альянса придает намного меньшее значение, считая их, по всей видимости, не столь существенными, а в большей степени – производными от экономического кризиса, охватившего большинство европейских государств. Как следствие, основное внимание зарубежных экспертов сконцентрировано именно на экономических проблемах Североатлантического союза, а также «разрыве» возможностей между европейскими союзниками и американцами. Так, например, 70% опрошенных специалистов согласились с известным высказыванием бывшего министра обороны США Роберта Гейтса относительно того, что НАТО имеет «туманное, если не сказать мрачное будущее», поскольку европейские страны не желают расходовать на собственную оборону и нужды организации необходимые средства.

Однако в своих комментариях эксперты подчеркнули, что подобные проблемы на самом деле сопровождали эту организацию на протяжении всей ее истории, а экономический кризис лишь актуализировал их. Общие же ценности и интересы союзников гораздо важнее любых военных расходов и, таким образом, вопрос о необходимости НАТО не стоит сегодня на повестке дня.

Отмеченный экспертами выход НАТО за рамки своей «традиционной» ответственности ярко проявился при проведении Североатлантическим союзом операций в Афганистане и Ливии.

Почти 80% опрошенных российских экспертов считают, что после планируемого вывода из региона войск США и НАТО ситуация в Афганистане будет характеризоваться нестабильностью и большим числом постоянных очагов напряженности.

Вот мнения экспертов на этот счет: «Стабильная ситуация в этой стране наступит не скоро, поскольку в результате череды потрясений, начиная с конца прошлого столетия, вся экономика разрушена, и единого, эффективно управляющего органа нет»; «И стоит вопрос, как Афганистан будет содержать свою систему безопасности? За счет каких средств (кроме наркотрафика)? Афганистан способен обеспечивать 400 тыс. контингент милиции и армии? И что они будут делать без помощи НАТО?».

Ряд экспертов (14%) придерживается еще более пессимистических оценок. Как отметил один из них, «конфликт будет разрастаться: в него будут вовлечены Пакистан, Таджикистан, Узбекистан».

При этом ни один эксперт не выбрал предлагавшийся вариант ответа: «Ситуация в Афганистане будет носить мирный, стабильный характер».

Да и позиция натовских экспертов далеко не столь оптимистична, как можно было бы предположить. Если, по мнению 44% опрошенных,  возвращение в Афганистан террористических группировок («Аль-Каиды») маловероятно, то 41% экспертов полагают, что это весьма вероятно. Интересно мнение одного из натовских экспертов: «А что, она («Аль-Каида») куда-нибудь уходила?».

Что касается операции Североатлантического союза в Ливии, то более половины российских экспертов полагают, что действия НАТО в значительной степени снизят уровень международной безопасности. Об этом свидетельствуют и комментарии: «Действия НАТО в корне пересматривают международное право и послужат толчком для повторения подобных сценариев в будущем. Ближайший – в Сирии»; «Операция в Ливии показала, что ООН не может служить сдерживающим фактором для НАТО»; «Вчера – Ирак, сегодня – Ливия, а далее – везде».

В то же время 53% зарубежных экспертов оценили натовскую операцию в Ливии как образец для будущих военных операций Альянса, но 47% ее таковой не считают. И не случайно, по-видимому, 63% опрошенных зарубежных экспертов выступают против военной интервенции Альянса в Сирии. Вот обоснование одного из них: «У НАТО нет необходимых ресурсов для проведения подобной операции». Более того, 81% экспертов считает, что вообще проведение военных операций масштаба ливийской в настоящее время невозможно без решающей американской поддержки.

Что касается вопроса о возможном расширении НАТО, то здесь интересно отметить, что западные аналитики смотрят на данную проблему достаточно утилитарно и прагматично. Они считают, что сегодня «НАТО нуждается не в потребителях, а в поставщиках безопасности» (естественно, понимая под этим не только финансовый или военный вклад, но и геостратегическое положение, политическое влияние и т.п.). Поэтому в натовском опросе среди возможных кандидатов на прием в члены Альянса одержала убедительную победу (22% опрошенных) Швеция. Второе место получила Македония (10%), которой только формальные разногласия с Грецией не позволили стать полноправным членом Союза. В то же время Украина и Грузия также набрали достаточно большое количество сторонников их приема в Североатлантический союз – по 9%, впрочем, столько же получила и Австралия. За Россию же проголосовал лишь один зарубежный эксперт, т.е. около 1,7%.

В целом стоит отметить, что в российских опросах также обращает на себя внимание определенное снижение значимости для НАТО России и выход на первые позиции по приоритетности Украины и Грузии. И хотя говорить о подобной тенденции представляется преждевременным (точность экспертных оценок не позволяет надежно упорядочить страны в обеих группах по приоритетности), данный момент является, на наш взгляд, важным.

Что касается отношений Россия–НАТО в долгосрочной перспективе, то в российских экспертных оценках наиболее вероятным вариантом признается сценарий «ограниченное партнерство по отдельным вопросам, затрагивающим интересы НАТО».

В то же время следует отметить некоторое повышение за период 2010-2012 гг. напряженности этих отношений, касающихся других, менее вероятных (по оценкам российских экспертов) сценариев развития. Так, существенно снизилась, по мнению экспертов, вероятность стратегического партнерства между Россией и НАТО и, в то же время, повысилась вероятность конфронтации между ними.

В целом в российском экспертном сообществе отсутствуют как шапкозакидательские настроения по поводу перспектив развития отношений между Россией и НАТО, так и апокалиптические. Экспертам представляется, что существующие на сегодня отношения Россия–НАТО сохранятся и в дальнейшей перспективе, не исключая при этом возможности как их некоторого ухудшения, так и некоторого улучшения – хотя последнее представляется менее вероятным.

Операции НАТО в Афганистане и Ливии не способствуют укреплению международной безопасности.

Абсолютно нереализуемым считают эксперты вариант полной интеграции России в структуры альянса – вероятность реализации этого варианта оказалась даже меньше, чем в 2010 г. Любопытную оценку этому варианту дал один из экспертов: «Полная интеграция России в структуры НАТО будет означать вывод РФ на передний фронт борьбы с КНР, что будет иметь для Российской Федерации катастрофические последствия».

В этой связи интересно отметить, что, судя по проведенному Атлантическим советом опросу, для западных экспертов проблемы российско-натовских отношений вообще не являются ключевыми с точки зрения определения основных направлений развития Североатлантического союза. В силу этого, например, проблема развертывания ЕвроПРО ими не затрагивалась, поскольку в среде зарубежных аналитиков существует устойчивое мнение, что такая система будет полезна для европейской безопасности и, значит, должна быть создана независимо от участия или неучастия в ней России.

Отметим, что и у российского экспертного сообщества нет иллюзий по поводу возможности приостановки развертывания этой системы. Такое развитие событий оценивается экспертами как крайне маловероятное (оценка вероятности такого сценария – 0,28).

Обращают на себя внимание распределение ответов и комментарии западных экспертов на следующий вопрос: «Следует ли России позволить присоединиться к НАТО?». 50% опрошенных заявили, что не видят в этом необходимости, отметив, что Российская Федерация сама не проявляет к этому достаточного интереса. 33% считают, что этот вопрос может быть положительно решен в перспективе и не сейчас, и лишь 17% дали положительный ответ, отметив, что этот вопрос нельзя исключать в принципе. Интересно подчеркнуть, что практически все эксперты, независимо от выбранного варианта ответа, в своих комментариях были практически единодушны в том, что России следует в принципе менять свою внешнюю и оборонную политику, которая во многом противоположна натовской, развивать институты демократии и прав человека, стремиться соответствовать натовским критериям и стандартам, полностью принять ценности и разделять интересы Запада. Но, как метко заметил один из экспертов, в этом случае это уже будет не Россия.

В заключение остановимся на следующих основных выводах, которые можно сделать по результатам проведенных экспертных опросов.

По общему мнению экспертного сообщества, вопросам военной безопасности в настоящее время отводится первостепенное значение в системе европейской безопасности по сравнению с такими важными проблемами, как энергетическая и информационная безопасность.

На этом фоне НАТО, по мнению экспертов, представляет собой военно-политическую структуру, ориентированную в первую очередь на реализацию интересов и целей США. России следует учитывать этот момент при выстраивании своих отношений с Альянсом.

В экспертном сообществе сложилось устойчивое мнение о выходе НАТО за рамки своей «традиционной» ответственности и стремлении Альянса к глобальному контролю практически во всех регионах мира. При этом операции НАТО в Ливии и Афганистане, по мнению экспертов, далеко не способствуют укреплению международной безопасности.

Что касается развертывания системы ЕвроПРО, то эксперты полагают, что этот процесс будет продолжаться, и России следует предпринимать эффективные ответные действия.

Экспертное сообщество не слишком оптимистически оценивает перспективы долгосрочных отношений между Россией и НАТО и считает, что они будут носить довольно ограниченный характер.

Лев Черменович АБАЕВ – ведущий научный сотрудник отдела оборонной политики Российского института стратегических исследований, доктор технических наук

Сергей Михайлович ЕРМАКОВ – старший научный сотрудник отдела оборонной политики Российского института стратегических исследований


 

НОВОСТИ

Минобороны РФ намерено в ближайшие 5-10 лет закупить около 30 комплексов с БЛА «Форпост». Об этом, по информации РИА Новости, заявил заместитель министра обороны России Юрий Борисов в ходе посещения Уральского завода гражданской авиации.
В рамках выполнения государственного оборонного заказа Министерство обороны России и Корпорация «Иркут» заключили контракт на поставку ВКС РФ в 2016-2018 гг. более 30 многоцелевых истребителей Су-30СМ.
Россия и Белоруссия полностью завершили формирование объединенной системы ПВО в Восточно-Европейском регионе коллективной безопасности.
Объединенная приборостроительная корпорация (ОПК) создает в Тамбове единое конструкторское бюро по разработке и модернизации средств связи, комплексов радиоэлектронной борьбы (РЭБ), командно-штабных машин, систем жизнеобеспечения и электроснабжения.
Заместитель председателя правительства России Дмитрий Рогозин и генеральный директор холдинга «Вертолеты России» Александр Михеев посетили с рабочим визитом Севастопольское авиационное предприятие (САП).
В ходе посещения АО «Уралтрансмаш» (входит в корпорацию «Уралвагонзавод») в рамках проверки хода выполнения гособоронзаказа 2016 г. предприятиями ОПК заместитель министра обороны Юрий Борисов уделил особое внимание САО «Коалиция-СВ».
Авиационной группе высшего пилотажа «Русские Витязи» исполнилось 25 лет. Группа была образована 5 апреля 1991 г. на базе 1-й авиационной эскадрильи Центра показа авиационной техники на аэродроме Кубинка.
Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» начала подготовку к Всероссийской научно-практической конференции «Танкпром-3: презентация проектов», которая состоится в Нижнем Тагиле в начале октября 2016 г., в канун 80-летия Уралвагонзавода.
В рамках гособоронзаказа на вооружение соединения радиотехнических войск Западного военного округа (ЗВО) поступила современная РЛС «Небо-У».
Министерство обороны России заключило с корпорацией «Уралвагонзавод» долгосрочный контракт на поставку танков и тяжелых БМП на платформе «Армата», сообщил начальник управления по обеспечению гособоронзаказа (ГОЗ) ВВТ сил общего назначения и средств межвидового обеспечения департамента МО РФ по обеспечению ГОЗ полковник Михаил Осыко в рамках программы «Генштаб» с Игорем Коротченко на радио «Русская служба новостей».

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС 77-22321 от 16.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100