Без базы в Тартусе
Последствия возможной смены политического режима в Сирии для российского ВМФ

Корабли Черноморского флота - редкие гости в военно-морской базе Тартус.

Фото: Илья Кедров

На сегодняшний день вероятность свержения режима Башара Асада в Сирии представляется не очень большой, не более 30 процентов. Но если она, все же, реализуется, отношения новых сирийских властей с Россией почти наверняка радикально ухудшатся по сравнению с нынешней ситуацией. Демонстранты уже сжигали флаги РФ, Китая и Ирана, считая эти страны главными союзниками Асада. Если власть в Дамаске сменится, мы почти наверняка лишимся своего единственного военного объекта в дальнем зарубежье - ВМБ (или, официально, ПМТО) ВМФ РФ в Тартусе.

Александр ХРАМЧИХИН

 

Эта наша последняя оставшаяся база и создана она была последней из всех советских зарубежных военных баз – в 1988 г., т.е. на излете существования СССР. Поэтому всерьез ей попользоваться мы так и не успели. В постсоветский период здесь дежурит, сменяясь через полгода, одна плавмастерская Черноморского флота. Российские боевые корабли сюда заходят только в ходе своих редких визитов в Средиземное море. Поэтому с точки зрения сегодняшнего дня, потеряв Тартус, мы практически ничего не потеряем, только получим удар по престижу. 

Что мы теряем с точки зрения перспективы, сказать гораздо сложнее. Это зависит от наших стратегических планов, если предположить, что таковые имеются.

Многие эксперты рассматривают Тартус в контексте анонсированного командованием ВМФ обновления ЧФ. Связь это неочевидна. Как известно, если в постсоветский период три другие наших флота и одна флотилия обновлялись плохо и мало, ЧФ, по сути, не обновлялся вообще. Добившись в прошлом году продления аренды Севастополя до 2042 г., наше руководство, видимо, неожиданно для себя осознало, что в очень обозримом будущем мы за очень немалые деньги будем арендовать пустые причалы. Просто потому, что большинство кораблей ЧФ в ближайшие годы придется списать по старости. А наименее старые корабли и катера еще в 90-е были переведены в Новороссийск, где мы в любом случае обязаны иметь ВМБ и корабельную группировку, т.к. необходимо оборонять не только чужой Крым, но и собственное побережье.

Поскольку строительство кораблей новых проектов (подводных лодок пр. 677, фрегатов пр. 22350, корветов пр. 20380 и 20385) ведется слишком низкими темпами и рассчитано на все флоты, было принято паллиативное решение строить для «реанимации» ЧФ корабли модернизированных старых проектов: ПЛ пр. 636 и фрегаты пр. 11356. Их ТТХ ниже, чем у новейших кораблей, зато производство хорошо освоено. Удастся ли действительно построить до 2020 г. 15 ПЛ и фрегатов – вопрос крайне спорный и отдельный. Но даже если удастся, то предназначены они будут для Севастополя, но не для Тартуса. Хотя, разумеется, до Тартуса им идти довольно близко. Но тут возникает вопрос – для чего нам корабельная группировка в Средиземном море?

Вариант борьбы против НАТО представляется совершенно несерьезным. Во-первых, непонятно, на какой почве мы с ним собираемся бороться. Во-вторых, хотя ВС НАТО за период после окончания «холодной войны» сократились в разы, в наименьшей степени эти сокращения затронули их ВМС. Наша корабельная группировка, оказавшаяся в Средиземном море в полной изоляции, без авиационной поддержки, не продержится и недели. Надо помнить, что Черное море – это «бутылка, горлышко от которой находится в руках у НАТО», т.е. Турции. Силовое форсирование Черноморских проливов даже в советское время считалось исключительно сложной задачей, поэтому наша Средиземноморская эскадра состояла, в основном, из кораблей Северного флота, а не ЧФ. Идти с севера, разумеется, кораблям было гораздо дольше, зато не было проблемы проливов. Сегодня же вообще бессмысленно говорить о том, чтобы наш ВМФ и даже Вооруженные Силы в целом обеспечили форсирование Босфора и Дарданелл в боевых условиях. Конечно, можно в случае конфликта с НАТО забиться в этот самый Тартус и отбиваться «Бастионами», которые мы Сирии уже продали, и С-300, которых там пока нет. Но какой смысл в таком варианте? Гораздо проще вообще не иметь кораблей в Средиземном море, чем решать задачу их спасения, не имея возможности нанести противнику реальный ущерб.

Не менее несерьезна задача борьбы с исламским терроризмом. Пока еще никому не удалось внятно объяснить, как эту задачу решать силами флота.

Пожалуй, единственная реальная задача сегодня для наших кораблей в Средиземном море – борьба с пиратством. Во-первых, Тартус мог бы быть удобной перевалочной базой на пути в Индийский океан. Во-вторых, чем дольше продолжается нынешний ливийский трагифарс, тем выше вероятность того, что эта страна превратится, в конце концов, во второе Сомали, причем «со всеми вытекающими». Включая пиратство. В Средиземном море судоходство в разы интенсивнее, чем в западной части Индийского океана. Причем здесь «пасется» множество круизных судов. Захват пиратами круизного мегалайнера станет событием эпохального значения. Кроме того, пираты из Ливии смогут из-за малых расстояний проводить набеги и на берега Италии, Греции, Франции. Тут уже по-настоящему понадобятся «совместные усилия международного сообщества». Правда, если до этого дойдет и Россия примет реальное участие в этих усилиях, возможность базирования нашим кораблям предоставит любая страна, в т.ч. и члены НАТО.

Таким образом, потеря Тартуса никакой катастрофой для нас не станет. Но и хорошего в ней тоже ничего не будет. Мы получим удар по престижу, еще более сократятся наши военные и политические возможности. Для сохранения этой базы надо либо молиться на Асада, либо, на всякий случай, начинать устанавливать контакты с повстанцами. Хотя бы для того, чтобы понять, кто они такие вообще.


 

НОВОСТИ

Государственный ракетный центр имени академика В.П. Макеева (АО «ГРЦ Макеева») успешно работает по программе создания перспективного ракетного комплекса стратегического назначения (РКСН) «Сармат».
В конце октября 2016 г. российские СМИ сообщили об успешном испытании гиперзвукового летательного аппарата, известного под обозначением «изделие 4202».
Планы по перевооружению ВС РФ должны быть безусловно исполнены несмотря на известные бюджетные ограничения, заявил президент России Владимир Путин, открывая в Сочи серию совещаний с представителями Минобороны и руководством ОПК.
Первые бросковые испытания межконтинентальной баллистической ракеты для нового российского боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) «Баргузин» прошли на космодроме Плесецк.
Специалисты Конструкторского бюро машиностроения (КБМ) передали личному составу ракетной бригады Центрального военного округа (ЦВО) полковой комплект оперативно-тактического ракетного комплекса (ОТРК) «Искандер-М».
Военный дивизион концерна «Тракторные заводы» переходит в госкорпорацию «Ростех». Крупнейший оборонный холдинг получит Курганмашзавод, Липецкий завод гусеничных тягачей, Волгоградскую машиностроительную компанию «ВгТЗ», Зауральский кузнечно-литейный завод и Специальное конструкторское бюро машиностроения.
В Центральном аэрогидродинамическом институте имени профессора Н.Е. Жуковского началась подготовка к статическим испытаниям нового учебно-тренировочного самолета первоначальной летной подготовки Як-152.
Подразделения зенитной ракетной бригады 49-й общевойсковой армии ЮВО, сформированной в конце декабря 2015 г., успешно выполнили первые боевые стрельбы из ЗРК «Бук-М2» на полигоне Капустин Яр (Астраханская область).
Объединенная двигателестроительная корпорация (ОДК) провела первый наземный запуск двигателя-демонстратора второго этапа для ПАК ФА (Т-50). Тестовое включение прошло успешно.
Новый автоматический гранатометный комплекс калибром 40 мм «Балкан» планируется к принятию на вооружение Российской армией по итогам опытно-войсковой эксплуатации, сообщил РИА Новости Юрий Набоков – генеральный директор НПО «Прибор», разработавшего «Балкан».

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100