Без базы в Тартусе
Последствия возможной смены политического режима в Сирии для российского ВМФ

Корабли Черноморского флота - редкие гости в военно-морской базе Тартус.

Фото: Илья Кедров

На сегодняшний день вероятность свержения режима Башара Асада в Сирии представляется не очень большой, не более 30 процентов. Но если она, все же, реализуется, отношения новых сирийских властей с Россией почти наверняка радикально ухудшатся по сравнению с нынешней ситуацией. Демонстранты уже сжигали флаги РФ, Китая и Ирана, считая эти страны главными союзниками Асада. Если власть в Дамаске сменится, мы почти наверняка лишимся своего единственного военного объекта в дальнем зарубежье - ВМБ (или, официально, ПМТО) ВМФ РФ в Тартусе.

Александр ХРАМЧИХИН

 

Эта наша последняя оставшаяся база и создана она была последней из всех советских зарубежных военных баз – в 1988 г., т.е. на излете существования СССР. Поэтому всерьез ей попользоваться мы так и не успели. В постсоветский период здесь дежурит, сменяясь через полгода, одна плавмастерская Черноморского флота. Российские боевые корабли сюда заходят только в ходе своих редких визитов в Средиземное море. Поэтому с точки зрения сегодняшнего дня, потеряв Тартус, мы практически ничего не потеряем, только получим удар по престижу. 

Что мы теряем с точки зрения перспективы, сказать гораздо сложнее. Это зависит от наших стратегических планов, если предположить, что таковые имеются.

Многие эксперты рассматривают Тартус в контексте анонсированного командованием ВМФ обновления ЧФ. Связь это неочевидна. Как известно, если в постсоветский период три другие наших флота и одна флотилия обновлялись плохо и мало, ЧФ, по сути, не обновлялся вообще. Добившись в прошлом году продления аренды Севастополя до 2042 г., наше руководство, видимо, неожиданно для себя осознало, что в очень обозримом будущем мы за очень немалые деньги будем арендовать пустые причалы. Просто потому, что большинство кораблей ЧФ в ближайшие годы придется списать по старости. А наименее старые корабли и катера еще в 90-е были переведены в Новороссийск, где мы в любом случае обязаны иметь ВМБ и корабельную группировку, т.к. необходимо оборонять не только чужой Крым, но и собственное побережье.

Поскольку строительство кораблей новых проектов (подводных лодок пр. 677, фрегатов пр. 22350, корветов пр. 20380 и 20385) ведется слишком низкими темпами и рассчитано на все флоты, было принято паллиативное решение строить для «реанимации» ЧФ корабли модернизированных старых проектов: ПЛ пр. 636 и фрегаты пр. 11356. Их ТТХ ниже, чем у новейших кораблей, зато производство хорошо освоено. Удастся ли действительно построить до 2020 г. 15 ПЛ и фрегатов – вопрос крайне спорный и отдельный. Но даже если удастся, то предназначены они будут для Севастополя, но не для Тартуса. Хотя, разумеется, до Тартуса им идти довольно близко. Но тут возникает вопрос – для чего нам корабельная группировка в Средиземном море?

Вариант борьбы против НАТО представляется совершенно несерьезным. Во-первых, непонятно, на какой почве мы с ним собираемся бороться. Во-вторых, хотя ВС НАТО за период после окончания «холодной войны» сократились в разы, в наименьшей степени эти сокращения затронули их ВМС. Наша корабельная группировка, оказавшаяся в Средиземном море в полной изоляции, без авиационной поддержки, не продержится и недели. Надо помнить, что Черное море – это «бутылка, горлышко от которой находится в руках у НАТО», т.е. Турции. Силовое форсирование Черноморских проливов даже в советское время считалось исключительно сложной задачей, поэтому наша Средиземноморская эскадра состояла, в основном, из кораблей Северного флота, а не ЧФ. Идти с севера, разумеется, кораблям было гораздо дольше, зато не было проблемы проливов. Сегодня же вообще бессмысленно говорить о том, чтобы наш ВМФ и даже Вооруженные Силы в целом обеспечили форсирование Босфора и Дарданелл в боевых условиях. Конечно, можно в случае конфликта с НАТО забиться в этот самый Тартус и отбиваться «Бастионами», которые мы Сирии уже продали, и С-300, которых там пока нет. Но какой смысл в таком варианте? Гораздо проще вообще не иметь кораблей в Средиземном море, чем решать задачу их спасения, не имея возможности нанести противнику реальный ущерб.

Не менее несерьезна задача борьбы с исламским терроризмом. Пока еще никому не удалось внятно объяснить, как эту задачу решать силами флота.

Пожалуй, единственная реальная задача сегодня для наших кораблей в Средиземном море – борьба с пиратством. Во-первых, Тартус мог бы быть удобной перевалочной базой на пути в Индийский океан. Во-вторых, чем дольше продолжается нынешний ливийский трагифарс, тем выше вероятность того, что эта страна превратится, в конце концов, во второе Сомали, причем «со всеми вытекающими». Включая пиратство. В Средиземном море судоходство в разы интенсивнее, чем в западной части Индийского океана. Причем здесь «пасется» множество круизных судов. Захват пиратами круизного мегалайнера станет событием эпохального значения. Кроме того, пираты из Ливии смогут из-за малых расстояний проводить набеги и на берега Италии, Греции, Франции. Тут уже по-настоящему понадобятся «совместные усилия международного сообщества». Правда, если до этого дойдет и Россия примет реальное участие в этих усилиях, возможность базирования нашим кораблям предоставит любая страна, в т.ч. и члены НАТО.

Таким образом, потеря Тартуса никакой катастрофой для нас не станет. Но и хорошего в ней тоже ничего не будет. Мы получим удар по престижу, еще более сократятся наши военные и политические возможности. Для сохранения этой базы надо либо молиться на Асада, либо, на всякий случай, начинать устанавливать контакты с повстанцами. Хотя бы для того, чтобы понять, кто они такие вообще.


 

НОВОСТИ

По информации заместителя председателя Военно-промышленной комиссии (ВПК) РФ Дмитрия Рогозина, в Коллегии ВПК сформирован оперативный штаб для обеспечения устойчивого развития оборонно-промышленного комплекса и стабильного исполнения гособоронзаказа в условиях прогнозируемого усиления незаконных санкций США против оборонных предприятий России.
Зенитчики общевойсковой армии Западного военного округа (ЗВО) на полигоне Капустин Яр (Астраханской обл.) в конце декабря 2017 г. получили комплект ЗРК «Бук-М3», после чего совершили марш комбинированным способом в пункт постоянной дислокации в Курской области.
Министерство обороны России имеет твердый контракт на 35 учебно-тренировочных самолетов производства Уральского завода гражданской авиации (УЗГА), которые будут использоваться для подготовки курсантов военно-транспортной авиации, сообщил заместитель главы военного ведомства Юрий Борисов в ходе посещения предприятия.
В структуре Сухопутных войск (СВ) России сохранятся и бригады, и дивизии, что позволит обеспечить баланс группировок войск, способных выполнять различные задачи, заявил главнокомандующий СВ генерал-полковник Олег Салюков.
В начале января с подразделениями радиоэлектронной борьбы Западного военного округа была проведена тренировка по радиоподавлению средств связи условного противника.
В 2017 г. закупка ракетных комплексов «Ярс» обеспечила устойчивые темпы перевооружения группировок шахтного и подвижного базирования Ракетных войск стратегического назначения.
ОКБ им. Симонова получило контракт от Минобороны РФ на выполнение аванпроекта по созданию перспективного тяжелого высокоскоростного БЛА самолетного типа массой порядка 4-5 тонн и скоростью 750-950 км/ч, сообщило РИА «Новости» со ссылкой на источник в ОПК.
Специалисты Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Н.Е. Жуковского (входит в НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского») завершили очередной этап испытаний модели среднего военно-транспортного самолета Ил-276 (известен также под обозначением многоцелевой транспортный самолет – МТС, первоначально разрабатывался совместно с Индией).
Компания «Рособоронэкспорт» планирует расширить географию выставочной работы в 2018 г.
«Вопрос газотурбинных установок для флота окончательно закрыт, и мы можем себя чувствовать абсолютно спокойно в этом плане», – заявил заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов в ходе визита на рыбинское предприятие «ОДК-Сатурн», где состоялось совещание по развитию российской двигателестроительной отрасли.

 

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «Издательский дом «Национальная оборона»

Адрес редакции: 109147, Москва, ул. Воронцовская, д. 35Б, стр. 2, офис 636

Для писем: 123104, Москва, а/я 16

Свидетельство о регистрации: Эл № ФС 77-22322 от 17.11.2005

 

 

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

 

Rambler's Top100