Паритет невозможен
России пока нельзя начинать переговоры с США об ограничении нестратегического ядерного оружия

Возможность поддержания паритета по отдельным видам вооружений и, в частности, в области нестратегического (по американской терминологии – «тактического») ядерного оружия (НСЯО) зависит от современного и прогнозируемого состояния военной безопасности, которая является комплексным понятием и предполагает необходимость анализа соотношения различных видов вооружения и военной техники сторон.

Владимир ДЬЯЧЕНКО

Владимир МУСОРИН

Игорь ОСТРОУХОВ

Михаил СОСНОВСКИЙ

В части американского ядерного арсенала отметим следующее. В США приняты четыре категории готовности ядерных боеприпасов (ЯБП) к применению:

1. «Оперативно-развернутые» – ЯБП, установленные на носителях или содержащиеся на складах при авиабазах базирования самолетов-носителей.

2. «Оперативного хранения» – ЯБП, находящиеся на хранении и полностью готовые к применению. Они содержатся в готовности к установке на носители и, при необходимости, могут быть установлены (возвращены) на ракеты и самолеты. Сроки развертывания определяются временем доставки ЯБП к носителям и выполнения комплекса работ по их установке на носитель. Фактически они представляют «возвратный потенциал».

3. «Длительного хранения» – резервные ЯБП, хранящиеся, в основном, на военных складах в собранном виде, но из них удалены узлы, содержащие тритий, и нейтронные генераторы.

4. «Стратегического резерва» – ЯБП, снятые с вооружения и ожидающие своей очереди на демонтаж, а также первичные ядерные инициаторы и агрегаты второй (термоядерной) ступени зарядов.

Первые две категории составляют так называемый «активный арсенал», третья и четвертая – «неактивный арсенал».

Американский арсенал ЯБП для НСЯО составляют:

— примерно 300 ядерных боевых частей (ЯБЧ) для крылатых ракет морского базирования (КРМБ) Tomahawk, в том числе 100 ЯБЧ W80-2 «оперативного хранения» и 200 ЯБЧ W80-0 «длительного хранения» (все содержатся на территории США);

— примерно 800 ядерных авиабомб (ЯАБ) свободного падения (В61-3, В61-4, В61-10), в том числе 200 «оперативно-развернутых», 200 «оперативного хранения» и 400 – на «длительном хранении». «Оперативно-развернутые» ЯАБ (В61-3, В61-4) размещены на складах ВВС США при шести авиабазах в пяти европейских странах НАТО – Бельгии, Италии, Нидерландах, Турции, ФРГ. Они предназначены для применения самолетами тактической авиации Объединенных Военно-воздушных сил (ОВВС) НАТО. Около 200 бомб «оперативного хранения» (В61-3, В61-4) и 400 (В61-3, В61-4, В61-10) «длительного хранения» находятся на территории США.

Основную часть тактического ядерного арсенала США составляют авиабомбы В61.

Возврат ядерных боеприпасов в «активный арсенал» из категории «длительного хранения» теоретически возможен, но весьма затруднен и требует существенных затрат времени, а из категории «стратегического резерва» практически невозможен. Поэтому количество тактических ЯБП, которое может быть реально применено, определяется объемом «активного арсенала».

Соединенные Штаты располагают примерно 500 ЯБП «активного арсенала» для НСЯО (см. таблицы 1, 2). У России, по оценкам зарубежных аналитиков, боеприпасов такого предназначения имеется 2000-2500 единиц.

Согласно ядерной стратегии США (2011 г.) все ЯБЧ для КРМБ Tomahawk в среднесрочной перспективе будут ликвидированы, а все 400 тактических ядерных бомб В-61 «активного арсенала» прошли модернизацию с продлением срока службы до 2040 г. Планируется на основе В61-4 к 2018 г. создать новую модификацию – В61-12, которая с 2020 г. может стать основной (или единственной) тактической ЯАБ ВВС США. При этом количество тактических ЯАБ «активного арсенала» не изменится.

Распад Организации Варшавского договора (ОВД) и СССР, а также расширение НАТО на восток привело к значительному превосходству альянса над Россией в силах общего назначения. Этот дисбаланс в перспективе будет лишь усиливаться хотя бы только потому, что общий военный бюджет стран НАТО в 12 раз больше российского в сопоставимых ценах. Многие военные и политические деятели в США не раз отмечали, что с конца ХХ века в мире нет и в обозримом будущем не будет военных угроз, с которыми Америка не могла бы справиться без применения ядерного оружия. Военно-политическое руководство США считает, что именно ядерный потенциал России, включая НСЯО, представляет угрозу национальным интересам США. Поэтому, под видом обоснованного взаимного сокращения ядерного оружия (ЯО), США стремятся добиться абсолютного военного превосходства над пока еще потенциально опасной для них Россией, сохраняющей статус мощной ядерной державы.

Штаб-сержант ВВС США Сара Кэрон занимается обслуживанием ЯАБ В61 на авиабазе Шпангдалем в Германии.

Это в полной мере отражают слова Збигнева Бжезинского: «План уничтожения ядерного оружия – это план создания мира, в котором Соединенные Штаты смогут безопасно вести обычную войну». В США разработаны и пропагандируются варианты сокращения НСЯО, предполагающие включение его в общий зачет сокращаемых вооружений совместно со стратегическим ЯО. В частности, заместитель госсекретаря Роуз Геттемюллер заявила, что после вступления в силу Договора СНВ-3 США будут добиваться дальнейших сокращений ядерных вооружений (совокупно стратегических и нестратегических). Бывший сотрудник совета национальной безопасности и посол США на Украине Стивен Пайфер предложил установить для США и РФ ограничение на общее количество ядерных боезарядов для стратегических и нестратегических носителей в 2500 единиц у каждой стороны. Прорабатываются также предложения по ограничению количества ЯБП для НСЯО уровнем 400-500 единиц у каждой стороны.

В современных условиях роль НСЯО в системе американских военно-силовых мер снижается в связи с приоритетным развитием в США обычного высокоточного оружия (ВТО). И если паритетное сокращение НСЯО соответствует интересам США, то для России в современных условиях такой подход неприемлем вследствие необходимости компенсировать превосходство НАТО в обычных силах и средствах. Тем более он неприемлем в условиях опасности распространения ядерных оружейных технологий, нарастания конфликтного потенциала в Азии, включая Дальний Восток, где у Японии существуют территориальные претензии к России. Также в перспективе нельзя исключать и вероятность того, что  Китая попытается разрешить спорные вопросы с отдельными государствами силовым путем.

Позиция России должна основываться не на достижении паритета по НСЯО с США или даже с НАТО (включая французское нестратегическое или «субстратегическое» ядерное оружие), а на принципах обеспечения равной безопасности сторон, основанной на оборонной достаточности с учетом ядерных и обычных вооружений (в том числе у сил передового базирования США).

Основные ограничения обычных вооруженных сил в Европе определены Договором об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который был заключен в Париже в 1990 г. 22 государствами, из числа которых 16 входили в НАТО, а шесть – в ОВД. Основа Договора – количественные ограничения на пять основных категорий обычных вооружений в зонах действия Договора, которыми является Европейская территория стран-участниц, включая Закавказье и азиатскую часть Турции. Летом 1991 г. ОВД прекратила свое существование. После распада СССР его квота по Ташкентскому соглашению от 15 мая 1992 г. была распределена между новыми суверенными государствами постсоветского пространства, а блок НАТО расширился за счет бывших советских республик и государств-союзников СССР. Они были приняты в НАТО вместе с квотами, которые, по сути, принадлежали ОВД (квоты по состоянию 2007 г. – в таблице 3).

На Стамбульском саммите Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе 19 ноября 1999 г. было подписано соглашение об адаптации ДОВСЕ, учитывающее новые реалии. Но ратифицировали его лишь четыре страны из 30 подписавших – Белоруссия, Казахстан, Россия и Украина. Предложения России по восстановлению жизнеспособности Договора страны НАТО отвергли, что вынудило Москву ввести мораторий на действие ДОВСЕ в 2007 г.

Авиабаза Клейн Брогель в «безъядерной» Бельгии – один из пунктов, где сосредоточено американское НСЯО.

Если сравнить квоты обычных вооружений России и стран НАТО в Европе, то их соотношение составляет 1 к 3-4 в пользу альянса. Такое превышение военного потенциала НАТО требует (по всем канонам военной науки) принятия мер для предупреждения угрозы возникновения военного конфликта, поскольку устойчивость обороны может быть обеспечена при превосходстве сил и средств противника не более чем в 2-3 раза. Однако руководство Североатлантического альянса утверждает, что превышение по квотам является виртуальным, что расширение блока на восток, как и реализация планов США по размещению войск в Болгарии и Румынии, не направлены против РФ и что НАТО не представляет никакой военной угрозы ни одному европейскому государству, в том числе и России. Чего стоят подобные заявления ярко иллюстрирует неспровоцированная агрессия НАТО против Югославии в 1999 г. Да и весь ход истории неукоснительно подтверждает актуальность изречения Отто фон Бисмарка «…в расчет должны браться не намерения, а возможности», и уж тем более, добавим от себя, не слова.

Соотношение сил и средств с НАТО складывается не в пользу России, и оно даже существенно хуже, чем по квотам ДОВСЕ (таблица 4). Сравнение в таблицах 5 и 6 возможных составов противостоящих группировок, развертываемых сторонами на театрах войны (военных действий), дает более реальную картину соотношения сил, чем сравнение составов ВС. Состав группировок принят следующий:

На Западе: от НАТО – группировка Объединенных Вооруженных сил (ОВС), формируемая из передаваемых в ее состав контингентов национальных ВС стран блока; от ВС РФ – основные силы Западного и Южного военных округов, включая Северный, Балтийский и Черноморский флоты, а также часть сил Центрального ВО.

На Востоке: с одной стороны коалиционная группировка ВС США и Японии; с другой – противостоящая ей группировка ВС РФ, включающая часть сил Восточного ВО, в том числе Тихоокеанский флот.

Основываясь на данных, приведенных в таблицах 5 и 6, можно заключить, что на основных стратегических направлениях группировки, противостоящие Вооруженным Силам России, обладают подавляющим превосходством:

— на Западе группировка ОВС НАТО превосходит группировку российских ВС в 9 раз по танкам, в 5 раз по самолетам, в 6 раз по кораблям, а также обладает абсолютным превосходством по крылатым ракетам большой дальности различного базирования и в целом по ВТО;

— на Дальнем Востоке коалиционная группировка ВС США и Японии превосходит создаваемую на Приморском направлении группировку российских ВС в 5 раз по кораблям, самолетам, танкам, в 7,5 раз по боевым вертолетам, а также обладает абсолютным превосходством по крылатым ракетам большой дальности различного базирования и в целом по ВТО.

На направлениях главных ударов противостоящая сторона сможет создать количественное превосходство над группировками ВС РФ до 8-12 раз.

Американское НСЯО, размещенное в Европе, однозначно классифицируется как стратегическое, поскольку оно может быть применено по всей европейской части России, в то время как российское НСЯО не может быть применено по территории США. Поэтому было бы объективно оправданным включение американского НСЯО в Европе в зачет стратегических наступательных вооружений.

Оставив в стороне политические заявления о «консолидирующей блок НАТО роли американского НСЯО в Европе», попробуем определить, зачем содержится значительный запас американских ядерных авиабомб в Европе? Возможность «выборочного» применения в борьбе с «международным терроризмом» весьма сомнительна. Поражение стационарных объектов, прикрытых системой ПВО, ракетами Tomahawk и Trident эффективнее, чем неуправляемыми ЯАБ с пилотируемых самолетов. С военной точки зрения наиболее правдоподобным объяснением является то, что они предназначены преимущественно для воздействия по подвижным объектам, уничтожение которых зачастую требует доразведки. Такими объектами, наиболее вероятно, могут быть войсковые формирования, полевые пункты управления, а также подвижные пусковые установки ракет (тактических и оперативно-тактических).

Позиционные районы подвижных грунтовых ракетных комплексов  РВСН находятся в восточных районах европейской части России, то есть почти на пределе досягаемости тактической авиации ОВВС НАТО с передовых аэродромов. Представляется, что позиционные районы РВСН – как важнейшие стратегические объекты – будут надежно прикрываться от ударов средств воздушного нападения. Поэтому подвижные пусковые установки стратегических ракет могут быть целями для ядерных ударов тактической авиации, скорее всего, в случае завоевания ОВВС НАТО подавляющего превосходства в воздухе над всей европейской частью России.

Бомбардировщик В-2 может нести 16 бомб В61.

Исходя из этого, можно предположить, что американские ЯАБ рассматриваются руководством НАТО, в первую очередь, как средство сдерживания России от применения своего НСЯО в ходе отражения агрессии альянса, а также как «оружие поля боя» при перерастании агрессии блока в ядерную войну.

Учитывая превосходство НАТО в силах общего назначения над любыми другими государствами и коалициями в Европе, НСЯО США играет, судя по всему, также роль своеобразной «подстраховки» ударов и наступательных операций ОВС НАТО с применением обычных средств поражения. Поэтому наличие ЯАБ США в Европе является косвенным подтверждением имеющихся у альянса планов возможного силового разрешения противоречий с другими государствами региона (Россией и Белоруссией – в первую очередь) и, соответственно, фактором, негативно влияющим на стратегическую стабильность.

Принятие паритета по НСЯО без учета превосходства США и НАТО в силах общего назначения в условиях развертывания глобальной и европейской систем ПРО-ПВО обеспечит США и их союзникам снижение эффективности российской политики ядерного сдерживания на региональном уровне. При отражении агрессии ядерные силы Российской Федерации (особенно при их дальнейшем сокращении) уже на начальном этапе военных действий могут понести значительные потери, не позволяющие в полном объеме выполнить задачу сдерживания. Такое развитие событий будет представлять серьезнейшую угрозу национальной безопасности России и увеличивает вероятность ее вынужденного перехода к применению ядерного оружия.

Официальные лица и отдельные политические деятели США пытаются убедить мировую общественность в том, что установление паритета между США и РФ в области НСЯО будет способствовать укреплению стратегической стабильности в мире. Но очевидно, что это путь подрыва стабильности, поскольку при уравнивании потенциалов по НСЯО нарушается военно-стратегическое равновесие суммарных потенциалов ядерных и обычных вооружений, а США и НАТО приобретают абсолютное некомпенсируемое военное превосходство по силам общего назначения.

Можно констатировать, что паритет с Соединенными Штатами Америки по НСЯО в современных условиях для Российской Федерации недопустим, а переговоры между США и РФ об установлении ограничений на уровни нестратегических ядерных вооружений могут стать возможными для России только при выполнении следующих условий:

1. Вывод из Европы американских ЯБП на национальную территорию США, то есть Соединенные Штаты, а также «неядерные» Бельгия, Нидерланды, Германия, Италия и Турция должны выполнить требования первых двух статей Договора о нераспространении ядерного оружия.

2. Обязательный учет влияния ядерных и обычных вооружений других стран на стратегическую стабильность в регионах, прилегающих к территории России, при определении минимально допустимого объема российского арсенала ЯБП для НСЯО.

Владимир Владимирович ДЬЯЧЕНКО – кандидат технических наук, старший научный сотрудник, полковник запаса

Владимир Васильевич МУСОРИН – полковник в отставке

Игорь Всеволодович ОСТРОУХОВ – кандидат технических наук, старший научный сотрудник, профессор Академии военных наук (АВН), полковник в отставке

Михаил Евгеньевич СОСНОВСКИЙ – кандидат военных наук, профессор, лауреат премии им. А.В. Суворова АВН, член-корреспондент АВН, полковник в отставке


 

НОВОСТИ

Военнослужащие ракетного соединения Восточного военного округа (ВВО), дислоцированного в Приморском крае, приступили к практическому освоению оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК) «Искандер-М» в специализированном центре боевого применения ракетных войск и артиллерии в Астраханской области.
Холдинг «Вертолеты России» запускает серийное производство боевого вертолета Ми-28НЭ с двойным управлением.
Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» совместно с администрацией города Нижний Тагил приняла участие в XI Международной туристической выставке «Интурмаркет-2016», проходившей в Москве. На общем стенде УВЗ и Нижнего Тагила впервые презентован продукт, которым уже интересуются российские и зарубежные туроператоры – «Воентур».
В связи с выходом на завершающую стадию работ по трем крупным инвестиционным проектам (строительство двух новых заводов в Нижнем Новгороде и Кирове, а также создание Северо-Западного регионального центра в Санкт-Петербурге) Концерн ВКО «Алмаз – Антей» планирует увеличить темпы работ по целому ряду государственных контрактов, заключенных с Министерством обороны России.
Олег Сиенко, генеральный директор Научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод», отмечен за вклад в развитие российской промышленности, развитие российского транспортного комплекса и активную общественно-политическую деятельность.
Омский завод транспортного машиностроения (входит в корпорацию «Уралвагонзавод») изготовил и отправил заказчику два первых серийных экземпляра специальной пожарной машины (СПМ). Машины успешно прошли цикл испытаний и получили положительное заключение по всем параметрам.
Более 30 самоходных гаубиц 2С33 «Мста-СМ» поступят на вооружение объединения Западного военного округа (ЗВО), дислоцированного в Московской области, сообщила пресс-служба ЗВО.
Первые испытания гиперзвуковой крылатой ракеты «Циркон» морского базирования начались в России, сообщило РИА Новости со ссылкой на высокопоставленного представителя ОПК.
Первый этап контракта с Минобороны РФ на опытно-конструкторские работы (ОКР) по многоцелевому истребителю МиГ-35 завершен – эскизно-технический проект защищен и принят Минобороны, в этом году должны начаться летные испытания самолета, сообщил генеральный директор РСК «МиГ» Сергей Коротков.
Развитие российской боевой авиации стало темой совещания, прошедшего под руководством заместителя председателя правительства Российской Федерации Дмитрия Рогозина на площадке Компании «Сухой».

 

 

 

 

 

 

Учредитель и издатель: ООО «ИД «Национальная оборона»

Свидетельство о регистрации: ПИ № ФС 77-22321 от 16.11.2005

 

Дизайн и разработка сайта - Группа «Оборона.Ру»

Техническая поддержка - Группа Компаний КОНСТАНТА

Управление сайтом - Система управления контентом (CMS) InfoDesignerWeb

Rambler's Top100